Злоключения Эмбер Часть 4

Перед тем, как подняться к себе, я установил рядом с ней небольшое устройство для порки, которое смастерил незадолго до этого. По сути, это обычный горизонтальный вентилятор с прикрепленными к лопастям кожаными полосками. Поначалу никакой особой боли от них нет, но со временем она нарастает, пока не становится невыносимой. Дабы убедиться, что устройство работает как нужно, я испытал его на себе — и на максимальной мощности очень скоро убедился, что больше терпеть не могу. Включив его на малую мощность, я поднялся к себе и удостоверился, что всё происходящее записывается на камеры.
Я видел, как она пыталась слезть со льда, но довольно быстро убедилась, что туго натянутая верёвка на шее не даёт ей даже достать до края ледяной глыбы. Будем надеяться, это вылечит её от столь упорного желания сопротивляться и осознать, что она находится в моей неограниченной власти. Я ещё немного полюбовался на неё и уже собирался отойти, чтобы продолжать приготовления, как вдруг она поскользнулась! Первой моей реакцией было кинуться вниз и спасти её (ведь я не хотел, чтобы она умерла так быстро) , но понял, что она ещё сможет выкарабкаться, если успеет нащупать под ногами опору. Я смотрел, как она дёргается, отчаянно пытаясь поставить ноги обратно на лёд, но он был уже слишком скользким. Из того, что ей было известно, неизбежно следовало, что она вот-вот погибнет и что меня даже нет в доме. По крайней мере, я надеялся, что она так думает.
Вот-вот должен был наступить порог «одной минуты», и я знал, что она может потерять сознание в любой момент, если не встанет обратно на лёд. Я уже начал было выходить из комнаты, когда она наконец оказалась на льду и замерла неподвижно. Её голая, высоко вздымающаяся грудь отчаянно пыталась накачать в лёгкие как можно больше воздуха, но сейчас петля была затянута намного туже, и она дышала с большим трудом. Похоже, урок будет усвоен быстрее, чем я думал.
Я вернулся к своим приготовлениям, но старался теперь почаще поглядывать на экран — вдруг она снова соскользнёт и не сможет подняться. Сейчас она стояла более-менее неподвижно, явно напуганная произошедшим.
Через час я вернулся в подвал и обнаружил, что лёд уже заметно растаял, и что держащая её верёвка натянута до предела. Она дышала с заметным присвистом, и я знал, что ей осталось совсем немного, прежде чем дыхание будет перекрыто совсем. Придвинув стул, я решил понаблюдать всё это вблизи.
— Кажется, я пришёл вовремя! Я тут думал о том, что ты мне сказала — что не будешь у меня сосать и не будешь меня слушаться. Маловато, получается, смысла держать тебя в качестве личной рабыни, как ты считаешь? Вот я и решил, что, наверно, так тому и быть. Оставлю-ка я тебя помирать прямо здесь и сейчас, чтобы не тратить две недели зазря.
— Ммммфффффф! — отчаянно мотая головой, промычала она что-то в свой кляп.
— Из твоей реакции я делаю вывод, что тебя это не очень радует?
Эмбер мотает головой.
— Правильно ли я понимаю, что сейчас ты согласна мне отсосать?
Подумав пару секунд, она согласно кивнула.
— Жаль, что ты уже лишилась моего доверия. Мысль о том, что ты искренне хочешь мне подчиняться, меня очень радует, но ты уже соврала мне единожды, и у меня нет причин тебе верить. Пожалуй, всё-таки я полюбуюсь на твою медленную смерть. По крайней мере, её ты избежать не можешь.
Пока мы общались таким образом, верёвка всё натягивалась, и мне было видно, как дышать ей становится всё труднее. Она предприняла ещё одну попытку освободиться, но из этого мало что вышло. После этого она прекратила свои попытки, так как ей уже не хватало для этого воздуха.
— А вообще, Эмбер, знаешь что? Похоже, что ты и правда сейчас очень хочешь кому-нибудь отсосать. В глубине души я славный малый, поэтому попробуем проверить, хочешь ли ты сдержать своё слово на этот раз.
Я ослабил верёвку и помог ей сойти с ледяного куба. Взяв кляп с кольцом, я вытащил из её рта кляп с шаром и вставил туда кольцо прежде, чем она успела что-либо сказать. Я опустил её на колени и, усевшись на стул, поднёс к ней свой уже стоящий хуй. Надев её ртом на хуй, я протолкнул его вглубь. Затем взял верёвку, которая по-прежнему свисала с её шеи, пропустил её под стулом и привязал к перекладине на спинке. Эмбер не могла поднять голову от моего хуя выше, чем на несколько дюймов, и могла дышать лишь тогда, когда оттягивала голову изо всех сил.
— У меня нет желания тратить на это весь день, так что у тебя есть пять минут. Я засекаю время. Если ты действительно так горишь желанием у меня отсосать, то особых проблем быть не должно, верно? Ну а если через пять минут я не кончу, то просто затяну верёвку потуже, и ты умрёшь, подавившись моим хуем. Так что предлагаю приступить к делу.
Помедлив пару секунд, она приступила. Я чувствовал, как она пробует отстраниться и освободить свой рот от моего хуя, но быстро понимает, что этим лишь затягивает петлю на своей шее.

— Хочу, чтобы Советский Союз возродили.
Ну предположим, возродят Союз, чем тогда заниматься будешь?
Еб@ться буду.
Так в СССР же не еб@лись.
А я все равно буду, люблю назло делать!

Осталось четыре минуты, тебе лучше поторопиться, — сказал я.
Только тогда она поняла, что выхода нет, и что единственный способ заставить меня кончить — это начать заглатывать на всю длину, прямо в горло. Из-за кольца во рту она не могла двигать челюстью, так что «сосать» в привычном понимании ей было непросто. Шли минуты, и я наконец ощутил, что она близка к цели. Голова её быстро-быстро ходила вверх-вниз, лишь на несколько секунд прерываясь, чтобы перевести дух. У Эмбер оставалось ещё секунд тридцать, и было похоже на то, что у неё всё получится.
В этот момент я ощутил, что начинаю кончать. Но ещё более важно было то, что я понял — в выборе кандидатки на похищение я не ошибся. Избавиться от неё будет непросто, поэтому следовало использовать её по полной программе. Чувствуя, как моя сперма бьёт ей в рот, я натянул верёвку так, что голова Эмбер насадилась на мой хуй ещё глубже. Её заглушённые крики лишь стимулировали меня ещё больше, и я всё кончал и кончал в её горло. Наконец остановившись, я посмотрел на неё сверху вниз.

— Наверно, я всё-таки дам тебе умереть на моём хую, — сказал я. — Всё-таки не стоят все эти хлопоты того, чтоб рабыня просто слушалась меня и сосала мой член.

Крики Эмбер становились всё глуше, и вскоре она потеряла сознание. Вряд ли она представляла, что умрёт именно так. Какой изысканный способ… хотя…

Две по цене одной

Через пару часов Эмбер начинает приходить в себя. Вскоре она осознаёт, что подвешена за руки к потолку, и что её ноги прикованы к полу цепями. Она пытается понять, в чём дело — она точно мертва, но почему до сих пор скована? Наконец до неё доходит, что она до сих пор жива-живёхонька, и что она по-прежнему находится у меня в плену.
— Здравствуй, милая. Как спалось? — спросил я.
-… — стоя там, что-то прокряхтела она.
— Когда я задаю рабам вопрос, я ожидаю ответа. Кажется, плохо я учу тебя, как себя вести.
— Нет, Хозяин, я всё поняла, прошу вас, не мучайте меня, — почти сразу ответила она.
— Я делаю лишь то, к чему ты меня вынуждаешь.
— Можно мне сходить в туалет, Хозяин?
— Нет уж, так легко ты не отделаешься. Если бы ты слушалась меня сразу, всё было бы иначе. По-моему, ты просто говоришь мне то, что я хочу слышать.
— Нет, Хозяин! Простите, что я Вас не слушалась. Мне было страшно, и я вела себя как дура. Прошу вас, Хозяин, разрешите мне сходить в туалет, мне очень-очень больно!
— Что ж, надо отвлечь тебя от боли. Больше не говори ни слова, пока я тебя не спрошу, понятно?
— Да, Хозяин.
То, что я запланировал для своей ненаглядной Эмбер, должно было сломить её раз и навсегда. Я взял в руки пару особенных зажимов для сосков. Особенного в них было то, что на двух стерженьках располагалось сразу по три зажима. Между стержнями была длинная цепочка. Задача этих стержней была весьма несложной — если потянуть за цепочку, все три зажима натянутся с одинаковой силой. А поскольку нагрузка на них была распределена поровну, оторвать их от себя даже резким и сильным рывком было практически невозможно.
— Запомни, рабыня — ни малейшего звука, иначе затычки останутся в тебе навсегда.
Взяв один из стержней, я прицепил средний зажим к её правому соску. Я видел, как она, закусив губу, сдерживает рвущийся наружу крик. На зажимах не было никакой защиты, никакой резины и пластмассы — голые стальные зубчики впились прямо ей в кожу. Средний зажим на другом стержне я подцепил к её левому соску. Продолжая таким образом, я прикрепил к её грудям все зажимы по очереди. Я видел, что от острой боли она вот-вот готова расплакаться.
— Не бойся, милая, боль от зажимов скоро утихнет. Ты молодец — я думал, закричишь всё-таки.
— Спасибо, Хозяин.

kupit-formicitin-kapsuly-dlya-potencii-v-tyumeni
86982-kupit-money-amulet-talisman-prinosyaschiy-udachu-v-izhevske
uvelichenie-chlena-v-podrostkovom-vozraste
kupit-protiv-cellyulita-v-gorkah
kak-uvelich-razmer-polovogo-chlena
igrovoy-avtomat-jack-hammer-igrat-onlayn-na-dengi-v-derzhinske
mozhet-li-iz-za-prostatita-byt-povyshennoe-davlenie
zhenskiy-vozbuditel-apteke
igrovoy-avtomat-slavyanka-roulette-igrat-onlayn-na-dengi-v-kyzyle
travka-dlya-povysheniya-potencii-u-muzhchin