Основной инстинкт Часть 12

12. Служебный роман.

Когда, после нескольких лет безуспешных попыток, мне удалось, наконец, получить приличную работу в одном СП, связанном с поставкой, монтажом и эксплуатацией технологического оборудования, очень сложного и дорогого, я был на седьмом небе от счастья. Изголодавшийся по серьёзной работе, я частенько засиживался до поздней ночи, до боли в глазах вглядываясь в экран компьютера. Старания мои были замечены и я успешно продвигался по служебной лестнице. Описываемые события относятся к тому периоду моей жизни, когда я уже занимал пост заместителя начальника одного из отделов. Точнее, начальницы, потому что руководила отделом женщина, лет около сорока, умная, волевая, настоящая бизнес-леди.

Будучи настоящим трудоголиком, Ирина Викторовна, так звали мою начальницу, тем не менее тщательно следила за своей внешностью. Всегда безупречно одетая, элегантная. Строгий деловой костюм, подчёркивающий тонкую спортивную талию и в меру обнажающий стройные загорелые ноги, тщательно уложенные волосы цвета спелой пшеницы, умелый макияж, минимум украшений… Она прекрасно выглядела даже после напряжённого трудового дня. А если учесть то, что она обладала роскошной фигурой, которая без труда угадывалась под прекрасно скроенными костюмами, стройными длинными ногами и красивым лицом с правильными чертами, за которым тщательно ухаживали лучшие косметологи, то станет ясно, почему многие мужчины в нашей фирме были тайно влюблены в Ирину Викторовну.

Я тоже не избежал этой участи. Провожая её взглядом, когда она шла по коридору стуча каблучками и чуть покачивая крутыми бёдрами, обтянутыми узкой юбкой, я частенько предавался самым извращённым фантазиям, которые не раз заканчивались онанизмом в мужском туалете.

Сама обладая мужской хваткой и аналитическим умом, эта вершительница судеб нескольких десятков подчинённых ей мужчин очень критически относилась к промахам работникам. Тем больше мне льстило, что моему мнению она доверяла и часто со мной советовалась. В отличие от остальных я запросто заходил в её кабинет. Надо сказать, что Ирина Викторовна обладала безупречной репутацией и умело держала дистанцию, никогда не давая мне повода думать, что наши отношения могли бы быть чем-то большим, чем отношения между начальником и подчинённым. Тем удивительней и неожиданнее оказалась для меня история, начавшаяся в тот тёплый сентябрьский вечер. (Заведи себе русскую виртуальную любовницу-давалку! — добрый совет)

Была пятница, и многочисленные работники нашего отдела стартовали из офиса по направлению к своим машинам ровно в семнадцать ноль-ноль, мечтая о пиве, даче и футболе по телевизору, в зависимости от индивидуальных склонностей. Я вздохнул и включил кондиционер посильнее. Мне нужно было закончить кое-какие расчёты по новому проекту и подготовить соответствующую документацию к понедельнику. Часы показывали уже почти семь, когда дверь моего кабинета скрипнула. Я повернул голову и с удивлением обнаружил, что Ирина Викторовна тоже задержалась. Она стояла на пороге моего кабинета, сложив руки на груди и задумчиво разглядывала меня. Я невольно залюбовался утончёнными чертами лица, обрамлённого светлыми волосами. Что-то в её внешности было от неземной холодной красоты, так любимой художниками-фантастами, изображающими ангелов-демонов или женщин неземной цивилизации. Ни за что не дал бы ей сейчас сорока.

— А вы, Константин, всё работаете… Нельзя так, надо беречь себя.

— Ирина Викторовна, я решил сегодня с техдокументацией закончить, чтобы в понедельник с утра…

Она подходит, встаёт позади меня, склоняется к монитору, коснувшись грудью моей спины. Если бы на её месте была любая другая, я без колебаний воспринял бы это, как явный аванс.
Но Ирина Викторовна… Я украдкой скашиваю глаза. Её лицо совсем рядом, белокурая прядь щекочет мне ухо, запах дорогих духов… Внизу живота сладко заныло. Стараюсь скрыть дрожь. Незаметно разглядываю круглые колени, с трудом удерживаюсь от соблазна провести рукой по гладкому капрону. (Отличный секс с привлекательной секс-матроной получился у главного героя! — прим.ред.)

— Бросьте вы, Константин, всю работу не переделаешь. Нужно и о себе подумать. Жизнь-то проходит! Я не откажусь, если вы предложите мне чашечку кофе. Светлана ушла, а я даже не знаю, как включается эта керосинка.

Моя начальница, строгая и требовательная, сама настоящий трудоголик, предлагает мне работать поменьше… Что бы это значило? Встаю со своего места. Она совсем рядом, лицом к лицу. Я ощущаю прикосновение её грудей. Она высокая, каблуки делают её ещё выше, и её голубые глаза оказываются почти на уровне моих. В них явственно читается призыв. Или я ошибаюсь? Меня охватывает внезапная робость, и я с позором ретируюсь в приёмную изучать премудрости работы с аппаратом по приготовлению кофе, который Ирина Викторовна обозвала «керосинкой». Спустя мгновение вслед за мной появляется и она сама. Проходит, расстёгивает пуговицу на пиджаке, садится в кресло, положив ногу на ногу. Я в очередной раз любуюсь украдкой её стройными ногами. Говорят, что Ирина Викторовна регулярно посещает корты. Впрочем, ничего о её жизни за пределами офиса в точности неизвестно. Я даже не знаю, замужем ли она. Вроде бы да, но обручального кольца на пальце нет…

Я справляюсь, наконец, с хитроумной машиной, и вскоре кабинет наполняет запах ароматнейшего колумбийского кофе. Ставлю перед Ириной Викторовной её чашку, беру себе вторую и сажусь в кресло напротив.

— Константин, сходите, пожалуйста, ко мне в кабинет. Там в баре есть коньяк.

Ого! Начальница угощает меня коньяком! Может она действительно хочет меня соблазнить? А что, женщина она ещё молодая… Возвращаюсь с бутылкой и рюмкой. Наливаю ей в рюмку, себе добавляю капельку прямо в кофе. После одной неприятной истории, случившейся несколько лет назад, я теперь принципиально не пью за рулём, и эта капелька — моя уступка красивой женщине. Откинувшись в кресле пью кофе, поддерживаю светский разговор.

А разговор складывается интересный. Ирина Викторовна проявляет неожиданный интерес к моей личной жизни. Отвечаю, стараясь не смотреть на бедро, обтянутое тканью, на красивое круглое колено, выглядывающее из-под подола юбки, на кружева бюстгальтера, виднеющиеся из-под прозрачной белой блузки. Нет, не женат. Не встретил пока. Трёхкомнатная, в новом доме. Да, планировка хорошая. Изолированные. Хороший район, зелёный. Нет, один. Ну, собака ещё. Ретривер. Да, мальчик. Четыре года. Сам гуляю. Ну да, утром, перед работой, и вечером. Да нет, он добрый. По вечерам? Ну, с собакой гуляю, я же говорю, ну, ещё телевизор, с друзьями иногда пивка там… По выходным мы часто на природу выезжаем. Шашлыки там, рыбалка. Ружьё вот недавно купил, буду на охоту ездить. С друзьями, конечно. Ну, бывает и девушек с собой берём, не без этого. Я же живой человек (смотрю на неё с вызовом) …

Что это? Просто интерес, который начальница проявляет к жизни подчинённого или… Вглядываюсь в красивые голубые глаза и не нахожу ответа. Живой интерес, и даже участие… Да, но где же тот призыв, который я уловил полчаса назад, стоя совсем рядом с ней в своём кабинете? Наверное, мне показалось. Или я упустил момент… Ну что ж, это и к лучшему. Трахать собственную начальницу… Это, пожалуй, чересчур рискованно. Рано или поздно придётся либо жениться, либо увольняться. Лучше вон Светку буду трахать. Она мне уже месяц глазки строит.

Кстати, а что это она тут допрос учинила? Пора и мне кое-что прояснить. Теперь я спрашиваю, а она спокойно и обстоятельно отвечает, чуть покачивая ногой в такт ответам.
Да, замужем. Да, девочка. Шестнадцать. Одиннадцатый. Да, большая уже. Муж? Депутат. Раньше в порту работал. Да. Да. Нет, первый брак. А вот это, Константин, вас не должно волновать. Нет, таких интимных вопросов я вам не задавала. И вообще, интервью закончено.

Я понимаю, что зашёл слишком далеко. Впрочем, Ирина Викторовна улыбается поощрительно. Похоже, это из серии «и хочется, и колется». А что, может действительно повалить её сейчас на ковёр, задрать юбку и… Наверное, она читает что-то в моих глазах, потому что вдруг встаёт, поправляет юбку, застёгивает костюм и говорит сухо своим обычным деловым голосом:

— Идите, Константин, заканчивайте. Мне пора домой. Всего доброго, до понедельника.

Я покидаю приёмную заинтригованный. Она явно делала мне авансы. И я её интересую вовсе не как ценный работник. Похоже, у нашей «железной леди» между ног зачесалось! Теперь у меня есть цель: я размажу поцелуем эту помаду, растреплю тщательно уложенные волосы, стащу эту дорогую юбку, закину эти тренированные ноги на свои плечи и вставлю свою инструмент поглубже, я заставлю её стонать и извиваться, а потом кончу в этот холёный ротик и прослежу, чтобы она проглотила мой подарок… Но не сегодня, и не завтра. На это уйдет пару месяцев. А пока… Пока я займусь Светкой. Я буду демонстративно оказывать ей знаки внимания, вызывая этим ревность гордячки. А там посмотрим.

На то, чтобы воплотить в жизнь первую часть моего плана потребовалась неделя. Светлана, красивая блондинка лет двадцати двух-двадцати трёх, белозубая и длинноногая, в меру глупая, в меру кокетливая, работала у нас «офис-менеджером», а попросту говоря, секретаршей. Мечтательная натура, она с успехом компенсировала недостаток ума сногсшибательной внешностью и знанием нескольких английских слов, позволяющих ей разобрать, кого из нас надо соединить со звонящим. Кроме того, она умела готовить превосходный кофе и никогда не путала, кто из нас предпочитает чёрный без сахара, а кто сладкий со сливками. Она появилась у нас около месяца назад, и сразу же принялась строить мне глазки и демонстрировать свои очевидные достоинства, лишь слегка прикрытые мини и декольте. По всей видимости, интрижка с начальником представлялась ей перспективной с точки зрения продвижения по службе.

При таких стартовых условиях тактика соблазнения была выбрана наиболее простой и прямолинейной. Цветы-конфеты-комплименты, и вот мы уже сидим в ресторане и запиваем сёмгу Совиньоном. Суши я ел, положив ладонь на Светино колено, а к десерту уже залез под юбку. Таким образом, ни у кого не возникло даже тени сомнения куда ехать после ужина.

Секс со Светланой мне неожиданно понравился. Она не стала изображать смущение и притворяться недотрогой. После пятиминутного душа она вышла из ванной волнующе нагой и прекрасной, как Афродита (да простят мне столь цветистый стиль) . Начала она с того, что опустилась на ковёр и весьма умело сделала мне минет, после чего деловито приняла коленно-локтевую позу и призывно повела упругим задом.

Влагалище у нерожавшей Светланы было достаточно тугое, но после двух-трёх десятков фрикций мне захотелось добавить немного острого перца в свои ощущения. Я вынул своего мокрого дружка и коснулся им ануса девушки. Он был нежно-розовый и чистый, как у младенца. Радиальные складки, сходящиеся к центру, были похожи на пластинки совсем маленькой шляпки сыроежки. Почувствовав моё прикосновение, небольшой мускулистый узелок втянулся внутрь подобно рожкам застигнутой врасплох улитки. Затем, медленно и осторожно, он опять расправился. К моему удовлетворению возражений я не услышал, а потому обильно смочил палец слюной и тщательно смазал узкую дырочку. Потом проделал эту процедуру и с головкой и навёл её на нервно сжавшийся анус. Сначала легонько, затем все сильнее и сильнее я стал пытаться втиснуть внутрь набухшую от возбуждения головку.
Сначала ничего не получалось. Потом неожиданно моя головка проскочила ребро преграды и оказалась внутри. Светлана отозвалась негромким стоном и затихла в ожидании. Как я и ожидал, ввести за головкой весь член оказалось чрезвычайно легко. Он как будто был проглочен в жарком и скользком футляре девушки. Я приступил к делу, стараясь каждый раз вводить член как можно глубже, звонко шлёпая животом по её ягодицам. Света отвечала мне всё нарастающим возбуждением. Я чуть придерживал девушку за бёдра и продолжал вколачивать свой кол, слушая, как она уже не стонет, а повизгивает при каждом толчке, ощущая, как судорожно сжимается мышцы, как она подмахивает, стараясь поглубже навинтиться на мой агрегат. Вскоре стоны и повизгивания слились в одну прекрасную музыку — музыку оргазма. Последним аккордом стал дикий звериный вопль, наверняка разбудивший моих соседей, и обессилившая Светлана начала заваливаться набок. Я удержал падающее тело, уложил её аккуратно на живот и продолжил свою работу. Вскоре и я кончил, обильно залив спермой её прямую кишку.

Потом мы отправились в спальню. Я зажёг заранее приготовленные встречи, принёс из холодильника бутылку шампанского и мы продолжили наше романтическое свидание. Ещё трижды Светлана умело помогала моему уставшему бойцу восстать из пепла, и мы продолжали заниматься любовью до самого утра, забывшись крепким сном лишь когда небо на востоке стало светлеть…

Проснувшись около полудня, я уловил из кухни запах кофе и тостов. Светлана не стала утруждать себя одеванием, и мой завтрак был подан в постель прекрасной обнажённой нимфой… Взбодрив себя кофе, мы ещё раз занялись сексом, во время которого я подумал, что достоинства этой девушки столь очевидны, что будь она чуть поумнее, я, возможно, сделал бы её своей постоянной любовницей. Однако, сослагательное наклонение не очень подходило под складывающийся контекст, и мне пришлось думать о том, как выпроводить гостью. Это оказалось сложнее, чем я думал. Светлана восприняла случившееся ночью, как серьёзную перемену в своём статусе, мои намёки игнорировала и вообще, чувствовала себя в буквальном смысле как дома. Мне пришлось призвать на помощь весь свой дар убеждения, чтобы деликатно объяснить девушке, что она несколько заблуждается и вообще, что ей пора домой, потому что родители наверняка волнуются, да и мне пора уходить, дела, знаешь ли…

Выпроводив гостью, я отправился гулять с Райдом, купил заодно пива и провёл остаток субботы потягивая прохладный напиток в размышлениях о том, как мне продолжить осаду неприступной крепости по имени Ирина Викторовна. Моё философски-созерцательное состояние было нарушено вечерними гостями. Друзья, страшно завидовавшие моей холостяцкой свободе, вырвались от своих благоверных «в ночное». По давно установившейся традиции после ресторана они завалились ко мне, прихватив с собой ровно на одну девочку больше, чем их самих. Так что день, начавшийся в объятиях одной, закончился сексом с другой, и я уснул с блаженной улыбкой и приятной мыслью о том, что я веду совершенно распутный образ жизни.

Моя интрижка со Светланой не осталась незамеченной. Очень скоро я стал замечать, что Ирина Викторовна говорит со мной подчёркнуто холодно. Это вселяло надежду. Ведь если бы ей было всё равно, она не изменила бы своего отношения. Нет, старушка явно влюбилась! Чтобы подтвердить свою догадку, я стал оказывать Светлане демонстративные знаки внимания. И я добился своего. Вызвав меня в свой кабинет, Ирина Викторовна строго отчитала меня за подобные проявления неформальных отношений на рабочем месте. Я нахально улыбался, слушая гневную речь начальницы: нервный румянец на щеках, дрожащий голос, бегающий взгляд… Это ли наша несгибаемая «железная леди»? Куда девалась несгибаемая воля и мужской характер? Передо мной стояла растерянная влюблённая баба, много лет привыкшая напускать на себя грозный вид.
Я решительно шагнул к ней. Наши глаза встретились. Она поняла, что я собираюсь сделать. В глазах были страх и желание одновременно. Я схватил её обеими руками и впился губами в её губы. Она жадно ответила на поцелуй, прильнула ко мне, а потом вдруг стала вырываться, отталкивать меня. Я разжал объятия и в следующий миг из глаз посыпались искры. Рука у железной леди была и впрямь стальная. Наверное, сказывались многие часы, проведённые на кортах.

— Что вы себе позволяете?! Как вам не стыдно?! — её грудь поднималась и опускалась под дорогой тканью делового костюма, — Как вы могли? Вон отсюда!

Я снова нахально улыбнулся и вышел. Да, моя догадка подтвердилась. Надо дать ей остыть, а потом я продолжу осаду. Ничего, ещё месяц, и этот рот, изрыгавший сегодня проклятия в мой адрес, сомкнётся вокруг моего члена…

Всё случилось гораздо раньше. В тот же вечер я сидел дома перед монитором и по обыкновению блуждал в дебрях Интернета. Было уже около одиннадцати, когда в прихожей раздался звонок. Райд с громким лаем бросился встречать поздних гостей. Отогнав собаку, я открыл дверь. Моя железная леди стояла на пороге в чём-то шёлково-облегающем, блестящем и, судя по всему, очень дорогом. Наклонив голову, она смотрела чуть исподлобья, взглядом человека, принявшего важное решение. Я опешил от неожиданности. Гостья насладилась моим замешательством и затем, выдержав паузу, заявила, что сбежала с приёма в городской администрации, что она ненадолго, всего лишь обсудить один вопрос. Это не займёт много времени, особенно, если я не буду торчать в дверях, а впущу её в квартиру.

Я посторонился, пропуская свою начальницу. Уверенной походкой она прошла в комнату, окатив меня волной волнующего аромата дорогих духов. Я поспешил за ней, со смятением оглядывая по-холостяцки неприбранную комнату. Ирина Викторовна обернулась ко мне с лукавой улыбкой. Я застыл перед ней в растерянности. Мои потёртые джинсы, застиранная футболка, тапочки… Она стояла передо мной, как королева, прекрасная и недоступная.

— Простите, Ирина Викторовна, Я вас такой ещё не видел. Вы… вы… потрясающе выглядите! Может быть что-нибудь выпить? — я пытался играть роль светского льва, пытаясь вспомнить, осталось ли что-нибудь после нашей последней пьянки.

— Да, Костя, я понимаю: ты считал меня сухой деловой женщиной весьма средних лет и наружности. Я предпочитаю коньяк, — без паузы добавила она. — Да, кстати, ты можешь не называть меня так длинно, хорошо?

Я выскакиваю из комнаты. Какое счастье, что она не потребовала шампанское. Конечно, Remy Martin я предложить ей не могу, но у меня оставалась бутылка «Бастиона», припрятанного как раз на такой вот случай. Хорошо, что я не поддался на уговоры Стаса и не открыл её в прошлый раз. Так, а зачем она, собственно пришла? Одета как на приём к английской королеве… А, ну да, она же сказала, что была в администрации. Так, понятно: приняла для храбрости и решила нанести поздний визит своему сотруднику, чтобы обсудить некоторые технические детали последнего проекта. И, между прочим, сразу перешла на «ты». Ха-ха. Нет, крошка, я, пожалуй, переодеваться не буду. Я у себя дома, и ты пришла без приглашения. Не надо длинно называть? О-кей, не буду. Сейчас назову тебя Ирочкой, или лучше Иришкой. С этими мыслями я возвращаюсь в комнату. Она стоит у окна, задумчиво глядя на тополиную аллею внизу. Волосы собраны в замысловатый узел на затылке, открывая трогательно тонкую шею. Глубокий разрез на спине светится бронзой гладкой кожи. Отмечаю про себя, что подобный покрой не предусматривает ношение лифчика. Или уже придумали какую-нибудь хитрую модель, застёгивающуюся не на спине?

— И… И… Ирина, — язык отказывается выговорить «Иришка», — Ирина, я вот тут коньяк… Сейчас принесу бокалы.

Она оборачивается и внимательно смотрит мне прямо в глаза.
Я не выдерживаю взгляда, и выскакиваю на кухню. Перевожу дух. Как же мне преодолеть смущение? Ладно, сейчас выпью коньяку, будет получше. Режу лимон, достаю бокалы, плитку шоколада. Райд укоризненно лает из-за дверей кабинета. Выпускаю беднягу, строго приказав заткнуться. Пёс повидал на своём веку не один десяток ночных посетительниц, но подобное отношение встречает впервые. Он вздыхает и укладывается на коврик, обиженно отвернувшись. Я спешу в комнату с подносом в руках.

На этот раз Ирина встречает меня сидя в кресле. Она небрежно откинулась на спинку, положив ногу на ногу. Разрез открывает ногу до середины бедра. Ставлю понос на журнальный столик, стараясь, чтобы не дрожали руки. Наливаю.

— Наливай, наливай. Не стесняйся. Я хочу сегодня напиться.

Это совпадает и с моим желанием. Может быть тогда я перестану робеть перед ней. Наливаю почти полные бокалы. Протягиваю Ирине и снова сталкиваюсь на её взгляд в упор. Решаю во что бы то ни стало выдержать его. Она медленно пьёт. Допив почти до дна, она ставит бокал на столик. Для этого ей на секунду приходится отвести взгляд. Ну, наконец-то, а то мне эти детские игры в гляделки начали уже надоедать. Но Ирина вновь поднимает на меня глаза и говорит тихо, но твёрдо:

— Ты ведь знаешь, зачем я пришла?

Я вновь теряю самообладание от прямоты вопроса, но лишь на мгновение. Я понимаю, что не должен отдавать ей инициативу и беру себя в руки.

— Да, знаю.

— Так чего же ты ждёшь? Ты хочешь, чтобы я сама проявила инициативу?

Я, возможно с излишней поспешностью, вскакиваю со своего кресла. Ирина стремительным движением поднимается мне навстречу. Звон опрокинутого бокала не может нас отвлечь, и мы бросаемся друг к другу в объятия. Мы стоим посреди комнаты, слившись в поцелуе, я сжимаю руками её гибкое сильное тело, глажу гладкую кожу спины, упругие ягодицы, и чувствую, как на каждое моё прикосновение её тело отзывается дрожью страсти. Даже мечтая о ней в своих сексуальных фантазиях, я не мог и представить, какая восхитительная женщина моя непреклонная бизнес-леди! С видимым усилием оторвавшись, она вдруг говорит со стоном:

— Всё, не могу больше! Давай скорее!

В голове одна за другой проносятся три идиотские мысли: «надо бы красиво поднять её на руки и унести в спальню, но комната слишком тесная», «я менял постельное бельё неделю назад» и «у меня нет презерватива». Ирина с безошибочным чутьём определяет где находится спальня, сама берёт меня за руку и тянет в сторону заветной двери. У кровати она поворачивается ко мне. Грациозное движение — и платье с мягким шорохом падает к её ногам. Она остаётся в трусиках и чулках телесного цвета на кружевных резинках. Высокие каблуки делают её ещё стройнее. Большие розовые соски встали дыбом. Она просовывает большие пальцы за резинку трусиков и медленно тянет вниз. Моему взору открывается тщательно выбритый лобок, украшенный лишь татуировкой в виде бабочки. Ирина садится на край кровати, поднимает обе ноги и снимает трусики совсем. Какое то мгновение они ещё держатся на носке туфли, но игривым броском она отправляет их мне и ложится.

От вида её холёного тела меня буквально трясёт в нервном ознобе, и я никак не могу справиться с джинсами. Наконец, они оказываются на щиколотках вместе с трусами, и я шагаю вперёд, не заботясь о других деталях одежды. Я вхожу сразу, без предварительных ласк. Ирина сразу берёт бешеный темп. Она стонет, выгибается дугой, прижимается ко мне изо всех сил низом живота. Член легко скользит в хорошо смазанной дырочке. Я чувствую быстро нарастающее возбуждение. Ирина тоже быстро приближается к оргазму. Ещё минута и она начинает хрипло стонать, впивается мне в плечи острыми ногтями, извивается, выгибается дугой, потом снова прижимается ко мне и кончает, уткнувшись лицом мне в плечо. Вслед за ней кончаю и я, выплеснув в неё горячую струю…

Мы лежим рядом, обнявшись, и я размышляю о том, как всё бывает неожиданно в жизни: ещё десять минут назад я сидел перед монитором и мечтать не смел о таком повороте в моей жизни. А вот теперь — я любовник своей начальницы. Чудно!

Ира лежит на боку и слегка поглаживает, царапает мою грудь, пощипывает соски, играет с волосами на груди. Её рука скользит вниз, гладит живот, ещё ниже… Я ощущаю, как холёные пальчики обхватывают ствол моего поникшего бойца и чуть оттягивают кожу вниз. Потом возвращают её назад. Вверх-вниз, вверх-вниз… Ответом становится мощная эрекция, неожиданная для меня самого. Ира целует меня в ухо и шепчет:

— Милый, я ещё хочу.

Я мычу что-то насчёт того, что тоже вроде бы не против, но она меня уже не слушает. Со змеиной грацией она скользит вниз, и через мгновение я чувствую её губы, сомкнувшиеся вокруг моего героя. Я лежу на спине и с блаженной улыбкой думаю о том, что Ира сейчас слизывает коктейль, состоящий из моей спермы и её сока. Интересно, а какая она на вкус? Я обязательно попробую, а пока дам ей поработать язычком. Всего лишь две недели назад я сказал себе, что добьюсь того, чтобы через месяц мой член окажется в её рту. Всё получилось вдвое быстрее. Я кладу руку на её голову и одну за другой вынимаю шпильки из чуда парикмахерского искусства на затылке женщины. Волосы золотым водопадом рассыпаются по загорелым плечам. Я глажу их, перебираю рукой и чувствую, как от моей нехитрой ласки Ирина ускоряет свой темп. Я перемещаю руку ниже, глажу её плечи, спину, потом просовываю руку между двух упругих полушарий и нащупываю плотно сжатую дырочку. Я чуть массирую анус, постепенно усиливая давление. Палец легко скользит вовнутрь, а Ирина отзывается громким стоном. Так, значит эта дырка тоже рабочая. Ладно, попробую обязательно. Но не сейчас. Сейчас моя цель находится чуть дальше. Изогнувшись, провожу пальцами между двух влажных губ и дотягиваюсь до клитора. Ира вскрикивает от острого наслаждения и придвигается поближе, обеспечивая мне более лёгкий доступ к своему сокровищу. Начинаю двумя пальцами легко массировать заветный узелок. Ира стонет уже не переставая. Становится очевидным, что я легко смогу заставить её кончить своими несложными манипуляциями. Ну что ж, ты хотела ещё, сейчас получишь.

Через пять минут она уже кричит в голос, когда я, почти доведя её до оргазма, вдруг останавливаюсь, заставляя отступить долгожданное наслаждение, а потом начинаю всё сначала. Не переставая делать минет, Ирина почти со слезами умоляет меня не мучить её, а потом не выдерживает, засовывает руку между ног и делает всё сама. Она затихает на секунду, а потом продолжает свою работу языком. Теперь моя очередь, и у меня были есть основания полагать, что она попытается на мне отыграться. Чтобы пресечь подобные попытки, я поступаю просто: придержав её за плечи, заставляю сохранить ту же позу. Сам приподнимаюсь и встю на колени сзади. Полюбовавшись немного (мне всегда нравилось это зрелище) , я раздвигаю ягодицы, приставляю головку сначала к анусу (Ира отвечает хриплым стоном) , но потом меняю своё решение и вставляю во влагалище.

Я кончил всего лишь несколько минут назад, на выработку нового заряда семени мне нужно некоторое время. К тому же влагалище сорокалетней женщины, перенесшей роды, да ещё и обильно смазанное, не слишком-то сильно сжимает член. Мой финиш несколько затягивается. Я уже подумываю о том, чтобы переместить своего жеребца чуть выше — в задний проход, когда Ирина в третий раз начинает кончать.

Это один из самых бурных оргазмов, который я когда-либо видел. Её крики «Сильней!» и «Ещё!» сливаются в один звериный вопль (даже мои ко всему привыкшие соседи многозначительно мне улыбались на следующий день) , она трясётся как в предсмертных конвульсиях, колотясь головой о постель, она выгибается дугой и раскачивается. А потом внезапно её финальный вопль превращается в безудержные рыдания. Она падает на подушку и горько плачет.

Я сижу на постели с торчащим, как кол членом и растерянно смотрю на трясущиеся плечи моей «железной леди». Я не знаю, что мне делать, как утешить бедную женщину. Я приподнимаю её за плечи и обнимаю. Она с горячностью бросается ко мне, прижимается, и я чувствую, как по груди текут горячие слёзы…

— Костя, родной мой, я так боюсь…

— Ну, успокойся, Ирочка, чего тебе бояться…

— Ты не понимаешь. Мне скоро сорок. Я буду стареть с каждым годом, — слова трудно разобрать из-за всхлипываний, — Я сегодня смотрела на себя в зеркало. У меня столько морщин. А голова вообще вся седая. Краска не берёт. Ты молодой ещё, тебя же молоденькие любят. Светка вон… сука… Я ведь не нужна тебе. Я знаю. А ведь я тебя люблю. Какая же я дура, где я была раньше? . . Потеряли столько времени! — и она снова начинает плакать.

— Ира… — я набираю в грудь побольше воздуха, — Ирочка, я тебя очень люблю!

— Ой, Костя, ну какая может быть любовь! — она поднимает на меня заплаканные глаза, — Я старше тебя, у меня муж и шестнадцатилетняя дочь. Вот она тебе — пара, — кажется, истерика идёт на убыль, — Между прочим, ты ей жутко нравишься… — Ирина уже вытирает слёзы, — Да, мне с тобой очень хорошо. Ну и давай будем встречаться, пока не начну вызывать у тебя отвращение, а мою девочку бери в жены. Я сама вышла первый раз замуж в семнадцать лет. Представляешь, будешь трахать и жену и тещу… — голос снова предательски дрожит.

— Прекрати! — Леночка, Ирина дочь, несколько раз бывала в нашем офисе. Она действительно очень хорошенькая, но после приключения, случившегося со мной в одной деревне во время командировки, развивать эту идею не хочется, — Прекрати сейчас же!

Ира сильнее прижимается ко мне и затихает.

— Хочешь ещё коньяку? — откровенно говоря, коньяк нужен мне не меньше.

— Да, любимый. Очень!

Мы сидим в гостиной и пьём коньяк. Ирина предложила не одеваться, и я откровенно пялюсь на её гибкое, почти не тронутое возрастом тело.

— Ох, Костик, я так давно этого ждала… Не могла же я, пользуясь служебным положением, заставлять тебя заниматься со мной любовью. Скажи, ты меня, наверное, считаешь старухой?

Начинаю горячо уверять в обратном, причём абсолютно искренне, ну, или почти абсолютно.

— Ну, если не старухой, то фригидным сухарём, это уж точно. Признайся, ты ведь не ожидал, что я сама приду? А мне иногда так хочется побыть шлюхой… Я обожаю секс. С самого детства. Мне нравиться быть распутной девкой, самкой. Из меня получилась бы отличная проститутка…

Ирина сладко потягивается, вытянув стройные ноги, всё ещё затянутые капроном дорогих чулок, проводит рукой по груди, животу и прикрывает лобок ладонью. Я не сразу понимаю, зачем она скрыла от меня самую интимную часть своего роскошного тела, а потом вижу, что средний палец погрузился в щель и производит там ритмичные движения. Моя начальница, безжалостная и непреклонная вершительница судеб, с наслаждением мастурбирует прямо передо мной, нимало не смущаясь. Чувствую, как чуть дрогнув, мой дружок наливается постепенно кровью и начинает очередное путешествие наверх. Палец ускоряет своё движение, я вижу, как он мелькает, массируя клитор. Ира ставит бокал на столик и начинает другой рукой гладить грудь, тереть острые сосочки…

Я не выдерживаю, бросаюсь перед ней на колени, раздвигаю ноги, отстраняю руку и припадаю губами к заветной дырочке. Клитор у Ирины необычайно крупный, он выдаётся сантиметра на два. С наслаждением обхватываю его губами, щекочу быстрыми движениями языка. Провожу языком между губами вниз, засовываю как можно глубже, начинаю круговые движения, сглатывая терпкий сок… Громкий стон, сопровождаемый характерными подёргиваниями бёдер служит мне наградой. С новым энтузиазмом принимаюсь вылизывать влагалище моей партнёрши, веду языком снизу, почти от ануса, поднимаюсь выше, погружаясь как можно глубже, потом ещё выше, с нажимом провожу по клитору, и снова вниз, всё быстрее и быстрее… Чувствую, как Ирочка напрягается, как струна, вижу боковым зрением, как крепко вцепилась она в подлокотники кресла. Ещё минута, и — вот оно, долгожданное мгновение — комната наполняется криком высшего наслаждения…

Оргазм у Ирины длится долго. Она мечется, прижимает мою голову обеими руками, и снова вскрикивает от острого наслаждения. Наконец, затихает, обессиленная. Я поднимаю мокрое лицо и любуюсь. Мне всегда нравилось смотреть на своих женщин после оргазма — прикрытые глаза, разрумяненное лицо, счастливая полуулыбка… Сажусь в кресло напротив, наливаю ещё коньяку, кладу руку на член — теперь моя очередь. Ира открывает глаза, с усилием фокусирует взгляд на мне, улыбается, увидев чем я занимаюсь. Грациозно, как кошка, она соскальзывает вниз, становится на колени. Убираю руку, позволяя ей заглотить мой агрегат. Нежно и умело моя любовница обхватывает губами головку и начинает движения головой, помогая себе языком. Скоро я уже чувствую приближение оргазма. Я закрываю глаза и откидываюсь на спинку кресла в ожидании блаженства.

Я был уже на полпути к кульминации, когда Ирина прошептала, оторвавшись от работы:

— Костя, возьми меня сзади…

Между словом и делом у моей начальницы всегда был очень незначительный перерыв. Открыв глаза, я вижу, что она уже приняла требуемую позу в кресле, обняв руками спинку.

— Трахни меня грубо, как будто насилуешь. Выеби меня, как вокзальную блядь. Пожалуйста.

Я чуть смачиваю слюной задний проход и с размаху засаживаю свой инструмент, стараясь сделать это как можно грубее. Сфинктер у моей дамы явно растянут регулярными упражнениями, так что член легко входит на всю длину. Слышу вскрик боли и наслаждения. Начинаю движения, толкая Ирину с такой силой, что ей с трудом удаётся сохранять равновесие. Живот звонко шлёпает, ударяясь о ягодицы, но оргазменные крики моей подруги вскоре перекрывают этот звук. Я ускоряю темп, яростно вколачивая свой костыль в жаркую сухую тесноту, и через минуту соло превращается в дует — я как будто со стороны слышу свой хриплый стон вместе с Ириным воем. Мы кончаем одновременно. Чуть покачиваясь, иду к креслу и падаю, обессиленный.

— Ну ты зверь! — слышу в голосе нотки восхищения, — Мне было очень хорошо.

Ну кто останется равнодушным, услышав такие слова от женщины?! Блаженно улыбаюсь, откинувшись в кресле. Ирина с трудом поворачивается и тоже падает в кресло. Смотрим минуту друг на друга с глупыми улыбками и пытаемся прийти в себя после неистового секса.

— Попа болит, — судя по счастливой улыбке, боль не очень сильная, — Костя, ты если не против, я останусь у тебя до утра, хорошо?

— Ну конечно оставайся. Вот только… муж не будет разыскивать?

— Муж? — Ира невесело усмехается, — вот это уж точно исключено!

Мне кажется, что в тоне, которым она произнесла эти слова, слышится какая-то тайна.

— Да, а почему?

— Почему? — она смотрит куда-то в сторону, покусывая губу, — Почему… А ему на меня наплевать. Так же, как и мне на него. Мы не мешаем друг другу жить так, как нам хочется.

— А зачем тогда жить вместе?

— А так удобнее. У него же имидж! Никто не должен знать.

— Что знать?

— Всё-то тебе интересно… А, ладно! Никому не говорила. Ты — первый! Муж у меня — голубой.

— Как это?

— Ну как… Ты что не знаешь, как это бывает?

— Ну… теоретически.

— Ну а он — практически.

— А зачем он женился?

— Ну, он же не всегда таким был. Поначалу всё было нормально. А началось всё, можно сказать, на моих глазах.

— Как это?

— Ну, мы тогда молодые ещё были. Ленка ещё не родилась. Поехали мы в Таллин, тогда ещё Советский Союз был. Ну, поселились в Виру, гостиница такая в центре. В баре познакомились с двумя финнами. А они же выпить любят, ты знаешь. Ну, сначала в баре пили, потом пошли к ним в номер. Я ещё удивилась: что это у них кровать двуспальная, не могли что ли иностранцам нормальный номер дать, с двумя кроватями? В общем выпили мы много. Я вырубилась. В первый раз так напилась. Короче, просыпаюсь утром в одной постели с тремя голыми мужиками, один из которых — мой муж. Во рту — вкус спермы, и задница болит ужасно. Я тогда ещё не пробовала сзади. В первый раз. Такая злость взяла! Оделась, растолкала мужа, увела в наш номер. Я на него ору, что ты, мол, так нажрался, что у тебя на глазах жену трахнули, а он только улыбается глупо. Ах так, думаю, ладно, сейчас всё скажу. Ну, и выдала ему и про сперму во рту, и про боль в заднице. А он весь залился краской, как девушка. Я чувствую, что-то здесь не то. Стала расспрашивать, он и признался, что у него от этой ночи остались точно такие же впечатления. У меня сразу вся злость прошла. То есть так напился, что не только жену прозевал, но и самого себя дал трахнуть! Сижу, смеюсь, он тоже. Ну, в общем, всё вроде бы в прошлом. Забыли. Оказывается нет! Прошло может полгода, может год, и стал муж вспоминать тот случай. Оказывается, он был не такой уж и пьяный. Во всяком случае, он хорошо запомнил, что мне очень понравилось когда меня сразу трое. Якобы, я так кончала, как он раньше никогда не видел. Мне стыдно, а он всё напоминает и напоминает. Я тогда понять не могла: зачем? А это он меня постепенно готовил. В общем кончилось всё тем, что он предложил ещё попробовать. И кандидата предложил — своего приятеля Эдика. Симпатичный такой мальчик, высокий. Он мне давно нравился. Ну, я поломалась для вида, а самой же интересно. Короче, согласилась. Муж сказал, что Эдика аккуратно подготовит. А чего его готовить? Конечно, он согласился! Правда в первый раз получилось не очень — все нервничали, у мужа вообще не встал. Я сказала: «Хватит!», но он меня уговорил ещё попробовать. Второй раз было уже лучше. Ну, стали мы втроём встречаться. Долго это продолжалось, несколько лет. А потом я как-то прихожу домой раньше, чем планировала. Открываю дверь, а эти голубчики в спальне, одеваются в панике. И постель разобрана. Ну, в общем, все улики налицо. Муж и не пытался отпираться. Оказывается, они уже давно это практикуют. Муж сказал, что он даже рад, что я всё узнала. Теперь ничего скрывать не надо. В том числе, и когда мы будем втроём… Я была в шоке, но он меня убедил. Он вообще умеет убеждать. Недаром депутат.

Ирина горько усмехается. Похоже, она так давно скрывала эту тайну, что возможность выговориться приносит ей облегчение. Она сама наливает себе коньяку и выпивает залпом.

— В общем, я согласилась. Паша, муж, как с цепи сорвался. Он пассивным оказался. Эдику-то без разницы, что трахать. Настоящая секс-машина! Ну он и жарил нас по очереди. Паша любил сэндвич: сам в серединку, мне засунет, а Эдик его сзади… У него уже и не вставал, пока Эдик ему не вставит. Ну и постепенно я стала чувствовать себя лишней. А зачем я им нужна была? Бывало стоит мой Паша раком, Эдик его трахает, он повизгивает, а я лежу рядом и мастурбирую. Здорово? В общем, мне всё это надоело, и трио превратилось в дует. Я пару раз переспала с Эдиком, просто так, в отместку, а потом завела себе любовника. Знаешь, если у человека отсутствует какой-нибудь орган, ну, рука там, или нога, ему делают протез. Так вот эти любовники были для меня что-то вроде протезов, ввиду отсутствия мужа с членом… Ты вот, пожалуй, первый, в кого я влюбилась.

— А муж что?

— Муж? У него тоже любовники. Он окончательно поголубел. Ни меня не стесняется, ни дочки. У него отдельная полка в шифоньере. Там всяких чулочков, да трусиков кружевных больше, чем у меня. Водит мальчиков, они его трахают. Иногда по двое-трое сразу. Я-то хоть при нём мужиков не вожу, на стороне развлекаюсь. А он…

Ирина машет рукой и наливает себе очередную рюмку. Она уже заметно пьяна.

— Ладно, чего это я разоткровенничалась. Может ему так лучше. Это его жизнь, не моя. Ты мне лучше покажи, где ванная. Пора баиньки.

Я смотрю на часы. Уже начало четвёртого. Пожалуй, моя бизнес-леди права. Достаю из шкафа свежее полотенце, отправляю её в ванную, а сам спешу в спальню, чтобы поменять постельное бельё.

Ирина обнимает меня, прижимается и почти сразу засыпает. Я же ещё долго ворочаюсь, стараясь не разбудить мою ночную гостью, вспоминаю все подробности этого вечера и благодарю судьбу за нежданную радость. А утром меня будят нежные поцелуи. Губы, шея, грудь, живот… Моя утренняя эрекция не подводит и на этот раз. Через пять минут, ещё не окончательно проснувшийся, я уже выстреливаю ей в рот накопленной за ночь спермой… День начался удачно!

Мой роман с Ириной развивался так же спонтанно и непредсказуемо, как и начался. Стараясь не давать почву для слухов, мы встречались украдкой дома, или уезжали за город, где вероятность встречи с общими знакомыми была минимальной. В офисе я по-прежнему обращался к ней по имени-отчеству. Её отношение ко мне стало в пределах офиса даже ещё более официальным. Мы оба терпеливо ждали, когда закончится рабочий день, чтобы на разных машинах отправиться ко мне домой и упасть в объятия друг друга. Иногда в офисе, любуясь украдкой на её бёдра, обтянутые дорогой тканью, я представлял, как раздвину сегодня вечером её ягодицы, и… А когда она строго отчитывала меня за какой-нибудь пустяк, я часто смотрел на её губы и ловил себя на мысли, что сегодня я кончу прямо в этот ротик и прослежу, чтобы она проглотила. Наделённая на работе большой властью над мужчинами, Ирина втайне тяготилась ей, и в сексе предпочитала подчинение. Я уже встречал раньше таких мазохисток, и с удовольствием включился в игру.

Однажды, через пару месяцев после начала нашего романа, мы лежали в постели, отдыхая после очередного секс-марафона. Я по-прежнему получал огромное удовольствие, занимаясь любовью с этой страстной и опытной женщиной, хотя новизна ощущений стала уже притупляться. День был жаркий, и Ира лежала поверх одеяла, бесстыдно раскинув ноги.

— Костя, я тебя, конечно, люблю, но… Понимаешь, всё не так просто. Помнишь я тебе говорила о протезах? Ну, в смысле, что любовники для меня — как живые протезы, заменяющие члены? Ну, или как вибраторы. Я ведь, когда с тобой познакомилась, у меня был такой протез. Точнее два, но одного я уже бросила.

Как одного? Она с такой лёгкостью и непринуждённостью сообщила мне о том, что продолжает встречаться с другим мужчиной, что я в очередной раз восхитился её уму и отсутствию каких-либо комплексов.

— Я не хочу от тебя ничего скрывать. Он тренер в фитнесс-клубе. Шейпинг бабам преподаёт. Идеальный любовник — молодой, красивый, глупый, выносливый в сексе. Я и его тоже хотела бросить, но он так плакал… Да и потом, ты же сам понимаешь, у нас ведь с тобой не получится надолго. Ну, полгода ещё, ну год. Ты же кобель, на девок молодых уже при мне пялишься. А я старуха уже. Ещё несколько лет и всё, место в метро будут уступать. Ты будешь мучиться, искать повод для разрыва, избегать меня станешь… А я люблю трахаться. В общем, я решила сохранить пока это молодое тело. Кстати, он про тебя всё знал с самого начала.

Я лежал молча, обдумывая сказанное. В словах Ирины была суровая правда. Я действительно не мог сказать, что люблю эту женщину, и рано или поздно наш бурный роман должен окончиться. А то, что эта сучка любит трахаться, я и сам знал. С другой стороны, делить свою женщину с кем-то ещё, пусть даже пустоголовым самцом… Как-то непривычно.

— Я хочу тебя с ним познакомить.

— Зачем?

— Ну, во-первых, чтобы ты понял, что он тебе не соперник.

— Так, понятно. А во-вторых?

— Во-вторых… ну… я подумала… — Ирина замялась, и, похоже, смутилась, а это было не в её правилах, — может быть мы… ну… поэкспериментируем немного… втроём.

Ого! Вот оно оказывается в чём дело. Даме хочется погорячее. Я, конечно, уже пробовал — Жанна из соседнего дома на скамейке во дворе, студентка Надя в общежитии… Но оба случая больше походили на изнасилование, а тут — женщина сама просит, чтобы её расписали на двоих.

— А он не такой же, как муж, этот твой спортсмен?

Ирина приподнялась на локте и внимательно посмотрела мне в глаза. Потом улыбнулась. То, что я сразу не отверг её предложение, придало её уверенности.

— Он такой, каким я ему прикажу быть, — сказала она очень серьёзно, — Если у тебя вдруг появится такое желание — только скажи.

— Нет, нет, — я даже замахал руками от нелепости такого предположения, — такого желания у меня точно не появится.

— Значит, договорились, — Ирина снова легла и сладко потянулась всем своим гибким телом, — Олег будет счастлив. Ты вот только, знаешь, он у меня очень… послушный. А мне иногда хочется погрубее. Ну, как контрастный душ — холодный-горячий, нежный-грубый. Понимаешь? Ты с ним построже, хорошо?

— Ну ты и сучка!

— Да, и тебе это нравится.

Да, нравится. Ещё как нравится. Идея, которая сначала вызвала только лёгкий шок, теперь выглядела совсем по-другому. Я представил, как всё будет происходить и почувствовал, как в четвёртый или пятый раз наливается жизненной силой мой инструмент. Что ж, если даже мысль о предстоящей оргии реанимировала моего уставшего бойца, то что же будет, когда мы соберёмся, чтобы сыграть наше трио?

Вопреки Ириному описанию, Олег не показался мне ни глупым, ни робким. Блондин лет двадцати пяти, с фигурой гимнаста, высокий, голубоглазый, он держался скромно, но с достоинством. Мы сидели в кафе, разморенные скупым солнышком бабьего лета, и непринуждённо болтали. Вернее, говорил я. Олег оказался немногословным и лишь поддерживал разговор, отвечая на мои вопросы в меру обстоятельно, но сдержано. Ира с тревогой следила за нами, переводя взгляд с одного на другого, и в разговоре почти не участвовала. Мы договорились, что при первой встрече мы просто познакомимся и не станем касаться деликатной темы.

Мне не показалось, что Олег будет в восторге от Ириной идеи. Однако, когда я рассказал ей после встречи о своих сомнениях, она объявила, что всё уже решено и ещё до встречи Олег уже дал своё согласие. Так что теперь дело только за мной. В очередной раз подивившись напору моей энергичной подруги, я сказал, что тоже согласен.

Для встречи мы решили снять номер в гостинице (забавно, что заказ номера был поручен Свете) . Я приехал туда заранее. Номер оказался двухкомнатный, с дорогой мебелью, импортным телевизором и холодильником, который я тут же загрузил принесёнными напитками. Я принял душ, оделся, налил себе для храбрости стакан виски и улёгся на диван, в ожидании Ирины и Олега. Через полчаса хлопнула дверь и я услышал их оживленные голоса и Ирин смех. Представление начинается!

Как и было условленно, любовники приняли душ и уединились в спальне, не заходя в мою комнату. По замыслу Ирины, я должен был присоединиться к ним позже. Не стану скрывать, что я очень волновался. Меня так и подмывало налить себе ещё стакан, но для этого пришлось бы выйти в коридор и обнаружить своё присутствие раньше, чем мы договорились. Я разулся и стал прохаживаться по мягкому ковру, прислушиваясь к звукам, доносящимся из спальни. Кажется, они уже начали… Я выдержал ещё пять минут, набрал полную грудь воздуха и вошёл.

Голая Ирина стояла на коленях на краю огромно двуспальной кровати, опершись на локти. Олег стоял позади и ритмичными движениями таза трудолюбиво вколачивал в неё свой стержень. При моём появлении он вздрогнул от неожиданности и приостановился, с изумлением вытаращившись на меня. Будучи уверенным, что он посвящён в наш план, я совершенно не ожидал подобной реакции и остановился в растерянности в дверях. Только Ирина не потеряла самообладания. Она улыбнулась мне как ни в чём не бывало и произнесла своим чуть хрипловатым голосом:

— Ну, что ты стоишь. Проходи, располагайся. Олежек, ты чего остановился? Продолжай! Ты же знаешь, как мне это нравится… Давай, вот так! Ещё! Молодец! Костя, тебе нравится смотреть, как трахают твою женщину? Мне так хорошо! Олежек, ещё! Сильнее! Костик, раздевайся скорее! Ой… А-а-а-а! Ещё! Сильнее! Я сейчас кончу. Костя, смотри, я кончаю! Ещё! Ещё! А-а-а-а-а…

Она затряслась и повалилась на подушки. Олег, не давая своему агрегату выскользнуть, упал сверху, продолжая вколачивать инструмент в свою извивающуюся в оргазме подругу.

— Только не кончать! Кончать не разрешаю, — я с трудом разбирал слова среди оргазменных стонов, — Ты мне ещё нужен. Костя, раздевайся. Так, Олег, ложись, я сверху. Вот так. Костик, иди ко мне. Дай мне твоего мальчика, я его поцелую.

Ирина сидела верхом на члене Олега и азартно раскачивалась, стараясь посильнее прижаться низом живота к его лобку. Я подошёл ближе. Она схватила мой напряжённый член и с жадностью засунула его в рот. Несколько минут в комнате были слышны только скрип кровати и причмокивание. Однако, очень скоро к ним прибавились стоны. Женщина двигалась всё быстрее, она скакала, как на коне, прогибалась, стараясь, чтобы член проник как можно глубже, затронул самые укромные уголки её лона, стон становился всё громче, и вскоре одна за другой по её телу побежали судороги оргазма. Стон стал ещё громче, он превратился бы в крик, если бы рот не был занят, она затряслась всем телом и кончила во второй раз, не выпуская член изо рта. Но тут силы оставили прекрасную наездницу, она опустилась в изнеможении на постель.

— Олег, я же тебе сказала не кончать пока! Ты, поросёнок, столько наспускал, что между ног течёт. Давай-ка вылизывай.

Ира перевернулась на спину и развела ноги в стороны. Олег с готовностью опустился между ног и принялся выполнять указание своей повелительницы. Та обернулась ко мне.

— Ну что, видишь какая твоя любовница шлюха? Но тебе же это нравится, я вижу, — она кивнула на неоспоримое доказательство, гордо торчавшее кверху, — Ну, как ты хочешь? В рот? В попу? Ложись рядом. Олег участия не принимает. Он наказан, будет пока лизать. А тем временем, давай я тебе пососу.

Хорошо зная старательный ротик моей любовницы, я приготовился к тому, чтобы кончить в него уже через пару минут. Но на этот раз она решила не торопиться. Умело подведя меня к кульминации, она резко снижала темп, вынимала член изо рта, принималась облизывать головку, поддерживая меня в состоянии крайнего напряжения, но не давая разрядиться. Когда же напряжение чуть отступало, она вновь ускоряла темп, уверенно ведя меня к вершине блаженства. Когда она повторила свой манёвр раз четвёртый, я уже не мог себя контролировать. Схватив её за волосы, я не позволил вынуть член изо рта и после нескольких энергичных движений бёдрами кончил ей прямо в горло. Она поперхнулась, закашлялась и выпустила мой инструмент как раз тогда, когда он производил второй выстрел. Сперма потекла по щеке к подбородку. Я стал выдавливать каплю за каплей и размазывать сперму по этому красивому лицу. Закрыв глаза, она с наслаждением подставляла лицо, ставшее скоро совсем мокрым. Новый громкий стон возвестил о скором новом оргазме. Покосившись на Олега, я убедился, что парень очень старается. Его голова так и мелькала между широко раздвинутых ног подруги. Ирина откинула голову назад, открыв рот и высунув язык. Я выдавил на язык последнюю каплю и вытянулся рядом, наблюдая за игрой двух опытных любовников. Очень скоро стоны слились и превратились в крик, которые наверняка слышала даже горничная, расположившиеся в конце коридора. Ирина билась на кровати в судорогах, как выброшенная на берег рыба. Оргазм продолжался не меньше минуты, после чего она затихла, обессиленная.

Удовлетворённый своей работой, Олег лёг по другую сторону. Мы лежали втроём и набирались сил для продолжения оргии. Тишину нарушил удивительно ровный голос Иры:

— Олег, у меня всё лицо в сперме. Поцелуй меня.

Повторять дважды не пришлось — Олег охотно повернулся к хозяйке и принялся собирать сперму губами. Я приподнялся на локте, с интересом наблюдая за необычной процедурой. Неужели он не знал о моём приходе? Не знал, но воспринял всё, как должное. Даже вот глотает мою сперму… Да, этот парень привык подчиняться. Как там она говорила: «Если у тебя вдруг появится желание… » Я покосился на его поджарые ягодицы, и тут же отвернулся, устыдившись своей мысли, и, оставив сладкую парочку, отправился за очередной порцией скотча.

Мой пример оказался заразительным, и через минуту мы уже сидели втроём вокруг журнального столика со стаканами в руках. Олег глядел на свою богиню с обожанием, готовый броситься выполнять любую её прихоть, а она лениво мастурбировала, раздвинув ноги, и блаженно улыбалась.

— Ну, Костик, тебе понравилось?

— Неплохо. В этом что-то есть. А что, Олег не знал, что я приду? — Я перевёл взгляд на Олега, но продолжал смотреть только на хозяйку. Я обратил внимание, что член у него уже встал и теперь торчал вертикально вверх, чуть подрагивая.

— Ну я же тебе говорила, что он сделает всё, что я скажу. Правда, Олежек?

— Конечно! — это было сказано таким спокойным и уверенным голосом, что не оставалось сомнений, что именно так и есть — он не задумываясь исполнит любое, даже самое сумасбродное желание любимой.

— Ну что мужички, хватит отдыхать. Пора и поработать, — Ирина поставила на столик пустой бокал, — Олег, иди в спальню! — а потом мне, уже совсем другим тоном, — Пойдём?

В спальне по команде Ирины Олег лёг навзничь. Она снова оседлала своего скакуна и принялась ритмично раскачиваться.

— Дай мне в рот!

Я поднёс свой ещё вялый агрегат к её лицу, удивившись про себя, что губы Ирины всё ещё были покрыты яркой помадой. За пять минут опытная женщина вернула к жизни моего дружка и, вынув его изо рта, посмотрела на меня снизу вверх и сказала удивительно робко:

— Засунь мне в попу, пожалуйста.

Я уже пробовал раньше трахать одну женщину вдвоём, одновременно в два отверстия, и этот опыт мне понравился. Я с готовностью занял требуемую позицию, смочил слюной задний проход и попытался ввести. Однако, моя попытка не увенчалась успехом — хорошо разработанное отверстие оказалось сжато толстым членом Олега. Впервые пришлось обратиться к парню напрямую. Я вспомнил, что Ирина просила быть с ним построже, и голосом, не терпящим возражений, потребовал его вынуть член на время. Олег повиновался беспрекословно. Стараясь сделать это погрубее, я положил руку на промежность и приподнял таз Ирины на удобную для меня высоту. Ещё раз смазав её задний проход слюной, я ввёл член в прямую кишку женщины. Он вошёл легко и сразу на всю длину, удобно разместившись в узком жарком футляре.

— Теперь ты.

Теперь уже Олегу пришлось повозиться, проталкивая свой агрегат в отверстие, сжатое сверху моим членом. Наконец, ему это удалось, и мы начали одновременное движения внутри нашей подруги. Она почти сразу ответила сильнейшим оргазмом, за которым почти без перерыва последовал второй, третий, четвёртый. Они слились в один непрерывный оргазм, длившийся всё то время, пока наши члены тёрлись друг о друга, разделённые лишь тонкой перегородкой. Учитывая, что после последнего семяизвержения прошло меньше десяти минут, запаса нашей сексуальной выносливости хватило минут на пятнадцать. Пятнадцать минут непрерывного оргазма! Теперь было понятно, почему она так настойчиво вела меня к этому эксперименту. Она выла, рыдала, металась по постели, орала в голос, извивалась, билась, как в припадке эпилепсии… Наконец я, не в силах больше сдерживаться, выплеснул заряд спермы и вынул член из заднего прохода извивающейся женщины. Как и всегда в подобных случаях он не закрылся сразу, а оставался некоторое время открытым, сохраняя размер моего члена. Чистая, розовая, ставшая от трения почти красной, дырочка манила в центре загадочной темнотой глубины, из которой струйкой вытекала мутная жидкость. Сперма капала вниз, на покрытую густыми светлыми волосами мошонку Олега. Его дыхание всё учащалось, и вот, едва слышный из-за воплей подруги, раздался его стон. Он несколько раз дёрнулся, выгнулся дугой и затих. Ирина ещё некоторое время продолжала тереться, пытаясь получить ещё каплю удовольствия от слабеющего члена, но он выскользнул из её мокрого влагалища, и она поползла вперёд, подвывая и всхлипывая. Анус всё ещё был открыт, хотя и сузился немного. Ирина сползла с Олега и упала на постель. Ещё долго мы видели судороги, пробегающие по её обессиленному телу, а потом она затихла.

Ирина лежала без движения минут пять. Я уже начал беспокоиться, не потеряла ли она сознание, но Олег, по-видимому привыкший к таким бурным оргазмам подруги, никаких признаков беспокойства не проявлял. Наконец она пошевелилась, перевернулась на спину и, раздвинув ноги, сказала слабым голосом:

— Олежек, полижи.

Послушный Олежек занял позицию между ног хозяйки и принялся вылизывать свою и мою сперму, перемешавшуюся с её соком в один коктейль. Ирина согнула ноги в коленях, прижала их к груди и раздвинула руками ягодицы.

— Попочку, попочку полижи. Он её натёр. Теперь болит. Пожалей её, ей так досталось! Поглубже язычком. Ещё глубже! Вот так. Молодец!

Устав держать ноги на весу, она положила их на плечи Олегу. Я лежал рядом и наблюдал за игрой экстравагантной пары, теребя рукой своего сникшего бойца. Возбуждающее зрелище и мои манипуляции скоро сделали своё дело: он вновь окреп и был пригоден к использованию. Увидев, что я онанирую, Ирина поманила меня к себе и произнесла томным голосом:

— Кончи мне в ротик.

Уговаривать меня не пришлось. Я перебрался к изголовью, встал на колени прямо над её лицом и начал онанировать. Через пять минут я уже поливал её струйками спермы, стараясь попасть в услужливо открытый ротик. Иногда я промахивался, и её лицо и волосы оказались забрызганными, так что у Олега вновь нашлась работа. Оставив парня собирать губами мою сперму, я отправился в коридор, чтобы налить всем выпить.

Холодный скотч наполнил желудок приятным теплом. Мы сидели вокруг журнального столика, традиционно голые. Как и в первый раз, Ирина лениво мастурбировала, рассуждая одновременно о том, как ей приятно было заниматься сексом одновременно с двумя мужчинами:

— Когда там два члена, они трутся друг о друга, это так приятно. Тот, что в попе, он тогда дальше достаёт. И так как-то изнутри. А другой тоже: и клитор трёт, и так как-то вверх… Не знаю. Вы как вставили, я сразу кончила. И потом кончала… я не помню сколько раз. Непрерывно! Это так приятно! Вы себе не представляете. Мужчине вообще трудно понять, что испытывает женщина во время оргазма. Это как… как в раю побывать. Как будто взлетаешь над землёй и паришь. Нет, невозможно описать. Просто это самое приятное в жизни… Мальчики, давайте часто будем встречаться. После того, что я испытала, я уже не смогу с вами поодиночке. Всё равно буду мечтать о втором.

Откровенно говоря, этот эксперимент мне тоже понравился: даже просто наблюдать пятнадцатиминутный непрерывный оргазм неистовой самки, извивающейся между двух мужских тел, уже само по себе сильно возбуждает. А быть одним из этих тел… Даже неизбежное, казалось бы, чувство соперничества, которое должно было возникнуть в такой ситуации, не появилось. Возможно, из-за подчинённого положения, с самого начала отведённого Ириной Олегу. Ну, а трение двух членов, разделённых лишь тонкой перегородкой, касание мошонок, то, как Олег без всякого стеснения слизывал и глотал мою сперму, осознание того, что, будь на то моё желание, он по приказу Ирины готов беспрекословно предоставить в моё распоряжение любую часть своего тела… это только добавляло остроты нашим ощущениям. Разумеется оба мы согласились.

Следующая наша встреча состоялась в квартире Олега (купленной, конечно, Ириной) . Огромная кровать, сделанная по заказу, стояла прямо посередине спальни. Множество зеркал отражали три голых тела в разных ракурсах, давая возможность наблюдать за процессом со стороны. На этот раз всё получилось даже лучше, чем в первый. Мы уже не стеснялись друг друга, роли были распределены, и мы сразу приступили к делу. Олег лёг навзничь, Ирина заняла позицию сверху и, дрожа от нетерпения, раздвинула руками ягодицы, облегчая мне вход в узкое отверстие. Вслед за мной свой инструмент ввёл и Олег. Ирина заёрзала между нами, насаживаясь поглубже, и почти сразу я почувствовал, как по её телу побежали волны подступающего оргазма. И снова, как и в первый раз, она кончала снова и снова, почти без перерыва, крича и извиваясь между нами, как в припадке эпилепсии.

Кончили мы с Олегом почти одновременно, после чего ему, как и в первый раз, было приказано всё вылизать, после чего мы отправились в зал пить коньяк. Выпив коньяк, Ирина снова принялась откровенно мастурбировать, с той лишь разницей, что теперь она делала это ещё более демонстративно — положив ноги на подлокотники кресла и предоставив нам возможность любоваться всеми подробностями этого возбуждающего зрелища. К тому моменту, когда она кончила, наши с Олегом бойцы уже снова были готовы к бою, и мы снова отправились в спальню. Я не думал, что после десятиминутного оргазма женщина способна ощущать что-нибудь, кроме усталости. Ирина доказала, что возможности женского организма просто бесконечны. На этот раз её оргазм длился ещё дольше — наши сексуальные возможности ещё не полностью восстановились за пятнадцать минут, прошедшие после первого раза. Неистовая самка билась, как под высоким напряжением, насаженная на два вертела, и умоляла нас не останавливаться. К концу нашего секс-марафона, когда мы уже готовы были оросить обе дырочки нашей дамы своим соком, её нервная система не выдержала стресса и она окончательно впала в истерику, разразившись неожиданными рыданиями. Привыкшие к острым и неожиданным реакциям нашей любовницы, мы деловито закончили начатое и отправились допивать коньяк, оставив её в спальне, лежащей ничком и всхлипывающей.

— Вы просто животные! — Ирина появилась минут через пятнадцать, прошла к креслу, широко расставляя ноги и села, — вы там всё натёрли. Болит теперь, особенно сзади, — впрочем, судя по её счастливой улыбке, такого рода боль не слишком огорчала темпераментную женщину.

С той поры прошло уже без малого четыре года. Служебный роман, переросший усилиями моей начальницы в треугольник, всё ещё продолжается, к удовольствию всех его участников. За это время у меня сменилось несколько любовниц, я успел жениться (Ирина так горячо меня поздравляла, что я почти поверил в её искренность) , но наше трио не распалось. Мы регулярно встречаемся, чтобы подарить друг другу радость чистого стопроцентного секса, не разбавленного ни условностями и моральными ограничениями, ни ревностью, ни стыдливой скромностью, навязанной нам цивилизацией. Секса дикого, животного. Спуская в горячую узкую дырочку, глядя на извивающуюся между нами Ирину или на Олега, старательно слизывающего мою сперму, я чувствую, как отступает напряжение, вызванное современным темпом жизни, расслабляюсь и заряжаюсь энергией для продолжения этой безумной гонки, называемой современной жизнью. Карьера моя вполне успешна, и я без ложной скромности могу считать, что это не только результат моей близкой дружбы с непосредственной начальницей. Недавно мне снова повысили зарплату, и я собираюсь купить Ирине комплект сексуального белья. Стоит оно безумно дорого, но Ирочка того стоит. Чулочки на резинке, прозрачные трусики с прорезью на киске (надо расширить до попы) , кружевной лифчик, оставляющий соски неприкрытыми… Она будет смотреться очень сексуально в следующий четверг, который мы договорились провести втроём. Скорей бы! Ну а пока пойду в туалет подрочить в предвкушении встречи.

У нас также ищут:

зрелую трахнул в туалете порно, старухи трахаются ролики, фильмы про инцест онлайн со смыслом, порно геев трахнул спящего друга онлайн, анальный фистинг взрослой женщине, о чем с тобой трахаться картинки, бесплатный просмотр порно инцест ролики, взлом украинской целки, фильмы i сперма на лице, показать видео даша букина трахается, смотреть онлайн арабский инцест, самые лучшие сквирты девушек, ее ебут толпой см. онлайн, художественное кино с элементами порно инцеста, срывание целок фото, муж пригласил друга трахнуть жену смотреть онлайн, выебал студентку рассказы, фистинг сумашедший, порно инцесты против воли онлайн бесплатно, кончил спермой на грудь, папа трахнул сексуальную дочку, порно слизывает сперму с лица подруги, дочу трахнул, трахнул мамину подругу рассказы, трахнул училку и мать, Секс девушек в постели наполнен нежностью

гель золотой ус от варикоза
от варикоза мазь отзывы
обезболивающее средство от боли в суставах
препарат для суставов
крем жабий камень от варикоза
Купить Venoforce от варикозного расширения в Тюмени
мази и кремы для лечения артроза коленного сустава
Купить Артросет препарат для суставов в Краснодаре
Купить ArtroFast крем от боли в суставах в Санкт-Петербурге
современное средство от варикоза